14.11.2020 07:24

КНИГИ МОЕГО ДЕТСТВА. Шон Куирк: «Любовь к фантастике, изучению иных культур привела меня в Туву»

- Добрый день, Шон, расскажите, пожалуйста, любили ли вы читать в детстве?


- Я не помню себя неумеющим читать, во многом это заслуга моей мамы и бабушки. У нас была семейная традиция – каждый вечер нам читали книги. Первой книгой стала «Путешествие туда и обратно» Джона Р.Р. Толкина, и я до сих пор люблю его произведения. Трилогию «Властелина колец» я прочел в 5-6 лет. Помню смешной случай, мама произносила имя эльфа Леголаса как Legless (дословно можно перевести как безногий). Меня удивляло, как эльф без ног может быстро бегать. Через несколько дней я все же спросил об этом у мамы, и мы вдвоем посмеялись.
А один случай мне напомнила моя воспитательница из детского сада, написала в Facebook. Мама вела кружок немецкого языка в школе, она читала мне на нем комиксы. А я свободно понимал его, не делал различия между английским и немецким. У нас в садике было принято раз в неделю по очереди приносить любимые книги, чтобы воспитатель всем прочитал. Однажды я принес книгу на немецком языке, она не смогла ее прочесть, тогда я сам прочитал ребятам. Надо сказать, что популярности среди других родителей моей маме это не прибавило (улыбается).

- Вы были записаны в библиотеку?

- Я жил в 15 минутах ходьбы от библиотеки нашего района, брал книги целыми стопками. Летом там всегда объявляли программы по чтению: за большее количество прочитанных книг давали наклейки-стикеры, а за них небольшие призы. Когда пошел в школу, я также стал постоянным читателем школьной библиотеки, любил книги про ковбоев, космос, динозавров и древние культуры. Я всегда ходил с книжкой, за это, конечно, спасибо моей маме и бабушке, что они поддерживали этот интерес.

- Какие различия в работе библиотек в США и России Вы можете отметить?


- В России практически все библиотеки носят имена писателей, в США же библиотеки именуются согласно названиям тех муниципальных районов, где они располагаются, взрослые и детские библиотеки обычно располагаются в одном здании. Это скорее плюс, взрослые берут книги и на собственном примере прививают детям любовь к чтению. В целом сильных различий в работе библиотек нет. Выдача книг также бесплатная, а сами библиотеки сталкиваются с такими же финансовыми проблемами, как и в России.

- Дети в России знакомятся чтением с произведений таких писателей как Корней Чуковский, Самуил Маршак, Николай Носов и др. В США книги каких писателей становятся первыми для детей?


- Среди детей в США и их родителей очень популярен Доктор Сьюз, его настоящее имя Теодор Гайзель. В его сказках есть скрытый смысл, который прививает детям нравственные ценности о доброте, дружбе, храбрости, любви к природе и т.д. Также особенность его произведений в игре со словами, интересной и понятной детям. До сих пор помню сказку Шела Силверстайна «Щедрое дерево». Среди детей еще популярна серия книг про волшебную страну Нарнию Льюиса К. Стейплза, эти издания более известны в России благодаря киноэкранизациям. Мне в принципе нравится фантастика, также нравится познавать культуры других наций и национальностей, наверное, это и привело меня в Туву (улыбается).

- А какие русские писатели популярны в США?


- Из русских писателей в Америке популярен, конечно, Александр Сергеевич Пушкин, еще Антон Чехов, особенно его пьесы, Николай Гоголь, Федор Достоевский, Лев Толстой. Его книгу «Война и мир» я прочитал уже по приезду в Россию. Существует стереотип, что это толстая и скучная книга, уверяю всех, это совершенно не так.
Особенную любовь я испытываю к Михаилу Булгакову. В начале 90-х годов в Америке появилось много русских эмигрантов, среди них и дети, которые стали нашими одноклассники. Уже после окончания школы я подружился с Ильей, после колледжа мы снимали квартиры в одном доме. Это была серая полоса моей жизни, я не определился с будущим, работал простым рабочим, готовил пиццу и, как мне казалось, не оправдал надежд своих родителей.
В это время Илья дал мне книгу Булгакова «Мастер и Маргарита». Она, можно сказать, стала моим ангелом-хранителем. Илья подарил мне книгу на русском языке, и первое время я читал со словарем. Первые 50 страниц перевернули мой мир, особенно взгляд на Иисуса. Я вырос в католической семье и привык к Богу карающему, а Булгаков раскрыл для меня Иисуса с другой стороны, человечной. Интересно, что одна и та же книга на двух разных языках, это две разные книги (улыбается).

- Шон, поделитесь, какие книги у Вас любимые?


- Из произведений русских писателей это «Мастер и Маргарита», на английском много любимых книг, есть «Кровавый меридиан» Кормака Маккарти, он открыл для меня английский язык с другой стороны. У Маккарти очень богатый язык и вкусная манера изложения. Ну и в первую очередь, это трилогия Толкина «Властелин колец» и все его произведения, я, наверное, перечитывал их раз 20. Причем, чем чаще читаешь ее, тем больше меняешь отношение. Понимаешь, что не бывает черного и белого, нет абсолютно правых и виноватых.
В трагедии, случившейся в Средиземье, во многом есть и вина эльфов и магов, которых, читая книгу в первый раз, воспринимаешь как исключительно положительных персонажей. Со временем я даже понимаю, что Толкин в чем-то был националистом, все самое светлое и лучшее в его произведениях располагалось на западе, восток воспринимался более негативном цвете. Но его книги от этого не стали менее любимыми. Самая главная тема его книг – это милосердие.
Ведь тот, кто спас Средиземье, это был маленький хоббит Фродо, по сути никто в этом мире. Тем не менее, поражает его отношение к происходящему во время приключения, особенно жалость и понимание к Смеаголу/Голлуму. Он щадил и жалел его, и в итоге именно это решило участь кольца, Фродо и Средиземья. Кольцо же можно воспринимать как олицетворение любой зависимости, и трилогия «Властелин колец» в этом отношении учит нас пониманию зависимых близких нам людей.

- Шон, Вы очевидно питаете особую любовь к Джону Р.Р. Толкину, расскажите об этом немного подробнее, пожалуйста.


- Толкин – это отдельная история среди моих ценностей, из всех наук я больше всего люблю изучать языки. Язык, это живой, фантастический организм, который зависит от его носителя. Даже жители одной и той же местности могут совершенно по-разному рассказать одну и ту же сказку, спеть одну и ту же песню. Толкин же в первую очередь был языковедом и лингвистом, мне кажется, он больше всего лелеял созданные им языки и уже вокруг них уже возник мир Средиземья. Он создал эльфийские языки, секретный язык гномов, энтийский, валарин, моргот, языки людей Средиземья.
Изучать языки, слова, их происхождение, этимологию – это моя зависимость (смеется). Я когда начал изучать тувинский язык, был строгим носителем его первозданного «чистого» вида. Иногда при мне побаиваются употреблять обрусевшие тувинские слова, например, если говорили «ложка», тут же исправляли на «шопулак» (ложка). Я же давно «сдался» (смеется), понял, что язык всегда находится в состоянии изменения. Мне теперь интересно изучать, откуда то или иное слово пришло в язык и как стало его частью.
На самом деле нет стандарта, наши знания любого языка, это как скриншот одного момента из его жизни. Изучая языки, я как бы проваливаюсь в кроличью нору из сказки «Алиса в стране чудес». Мне нравится изучать, в чем языки различаются, а где даже у самых разных языков есть общие корни, как меняются языки. Самое главное, это равенство всех языков и его носителей, каждый язык, как и каждый человек в отдельности, и как представитель какой-либо нации или национальности, уникален, интересен и достоин уважения.

- Подводя итог, Шон, какой Вы совет дадите родителям, чтобы привить детям любовь к чтению?


- Нужно много читать, читать самим, читать вместе с детьми. Когда они начнут читать сами, записать их в библиотеку и покупать им книги в подарок. Я своим детям всегда привожу книги из США, и одной из первых прочел им Толкина «Путешествие туда и обратно», ту самую книгу из детства, которую специально привез.
Я расстроен, что в современное время люди стали больше времени уделять интернету и гаджетам. Конечно, это удобно, когда в короткое время можно узнать практически любую необходимую информацию. Но эта информация приходит легко и также уходит, не запоминается. А книга – это нечто сказочное, можно сказать чудо. Я когда беру книгу, помню с какой полки ее взял, какая у нее обложка, сколько страниц, где и какие картинки нарисованы. Я люблю запах книг, и старых, и новых, мне нравится листать страницы.
Еще книги, как правило, написаны богатым красивым литературным языком. Плюсы хорошего текста в том, что там можно встретить много незнакомых слов, это хорошая тренировка для ума. Я всегда спрашивал у мамы, что означает то или иное незнакомое слово. Поэтому для меня традиционная бумажная книга всегда лучше электронных носителей и информации. Читайте книги, друзья!

Интервью брала Айлана Чанзан.